?

Log in

No account? Create an account

Bookstore

Танцевать в жизни может каждый, жить в танце удается немногим. Если ты балетмейстер, рассказать свою биографию на универсальном языке культуры – танце – тебе может выпасть шанс. Воспользуешься случаем или нет – вопрос твоей смелости. Внятно изложишь свою мысль или оставишь зрителя в недоумении – дело профессионального мастерства. Глубоко образованный хореограф вознесет частный взгляд на уровень всеобщности. Блестяще образованный – и вселенскую проблему сведет к казусу личности. Образованный глубоко и блестяще – сформулирует задачу так, что самый большой зал в Москве не будет пустовать. В чем секрет интереса массового зрителя к элитарному искусству балета? Традиция + актуальность = высокая культура – вот формула успеха. Культура балетов хореографа Андрея Петрова и актуальность его постановок глазами известных балетных критиков – в предлагаемой книге.

Володченков Р.Г., Леонова М.К., Маликов Е.В., Оленев С.М. Хореограф Андрей Петров и театр «Кремлевский балет» / Коллективная монография под общ. ред. Е.В. Маликова. – М.: Канон + РООИ «Реабилитация», 2019 – 304 с., фото, илл.


Проект закрыт

Вряд ли в данном журнале появится еще хотя бы одна запись. Он исполнил свое предназаначение, и почти все, что мы обсуждали в нем узким кругом лиц, вошло в книгу "Я, враг балета" вместе с некоторыми комментариями к ряду постов.
Наряду с "вражескими" текстами труд содержит и официальные избранные статьи, выходившие в центральных изданиях в течение примерно десяти лет. Т.е. это достаточно подробная летопись балета указанного периода, а вместе с тем и взгляд изнутри на т.н. околобалет.


Приобрести книгу можно в разных местах, включая Озон: https://www.ozon.ru/context/detail/id/140504939/


Приятного чтения!
Свершилось! Наконец-то! «Большой балет» обсуждают друзья, но вот врагам он интересен мало. Что толку говорить о перелетных птицах типа Анастасии Соболевой, когда есть смысл порассуждать о птицах певчих. Ведь к ним, как говорят, относятся неясыти. Однако разговор хотя пойдет о танцах, песнях, театральных деятелях, телевизоре и зарубежной прессе, завершится совсем не так, как хотелось бы и противникам, и сторонникам экс-председателя балета ГАБТ.


Большой балет! Мимимировые премьеры!
Оно нам нужно?Collapse )

Макмиллан-стопицот

Приходится ходить в театр и тогда, когда не хочется. А что делать, раз Полунин? И два - Сомова, которая Наталья. Тут уж три - а это абсолютно жуткий "Майерлинг" - заставляет с собой мириться. Что и произошло в очередной, стопицотый, раз с твоим лучшим врагом, дорогой читатель. Спектакль 13 ноября собрал в "Стасике" народу прилично, но не так, чтобы стулья ломались: конечно, присутствие Сергея Полунина волнует публику всегда, но на этот раз не было ясности относительно исполнительницы одной из главных партий: Анна Оль, баронесса фон Вечера премьеры, ныне находится к месту событий балета куда как ближе, чем к сцене, на которой поймала звезду. Поэтому была интрига.


Наталья Сомова и Сергей Полунин, 13.11.2015, Москва,
фото вытащено из официального фан-клуба Полунина на фейсбуке


О природе влеченияCollapse )
Только ленивый не написал еще о номинантах маски-2015. Догадываетесь, кто это? Так вот, этот лентяй почти спешит исправить оплошность, чдабы не отстать от передового отряда балетных критиков слишком далеко. Тем более что на этот раз и друзья, и враги проявили в чем-то редкое единодушие. Речь идет о номинации актрисы из душераздирающей пантомимы Ноймайера на мотивчик Леры Ауэрбах на персональную маску. Смысла оглашать список балетных претендентов нет: дорогому читателю он известен. А вот о первом эстетическом контакте с друзьми балета сказать стоит: когда профессор Смондырев удивляется, отчего за роль Татьяны номинирована маской балерина Диана Вишнева, а не всухую переигравшая звезду танцовщица Валерия Муханова, вера в то, что здравый смысл квалифицированного зрителя не убит, возвращается. В целом, однако, по отношению к потенциальным звездам все выглядит так, как на предлагаемой картинке.


Есть надежда на то, что новый экспертный совет и жюри маски что-то исправят? А как же! - в известной сказке про доктора Айболита и зайчика прямо сказано о чудесах отечественной медицины. Короче. Обошли? Обидели? Перебили, подрезали крылья?
Ничего! - мы пришьем тебе новые ножки и поскачешь ты по дорожке ©.

Если кто забыл, то вопросы дальних странствий уже поднимались на страницах данного уважаемого издания. Будем считать, что некогда прошел Урок Первый. Тогда побудительной причиной была какая-то испанская скульптура. Сегодня за руку дернул снова ваятель. И вообще. Небалетные путешествия имеют свои странности. Главная из них – занесет, бывало, и в балетные края, но это окажется такая танцевальная пердь, что и диву даешься, откуда здесь люди про классический экзерсис услышали?


Каменная гостья, Сербия, Новый Сад
Как с этим в Новом СадуCollapse )
Общественность второй уж день корежит новостью о скором сокращении в Большом театре. Не будет должности и кресла худрука в балете ГАБТ, и многих прямо-таки в дрожь бросает от ожидаемых последствий. Друзья и недруги до крови вангуют  крепкие затылки друг друга обсуждениями кадровых новинок. Кто-то плачет, кто-то ожидает переименования Театральной площади в Гревскую, кому-то на месте колонн видятся колья с корчащимися на них телами личных врагов и пики с нанизанными головами поверженных, кто-то мечтает о превращении Бетховенского зала в пыточную камеру. Vae victis!


Утро балетской казни
Дальше тишина?Collapse )
Китайцев, как известно, много. Но страшно это не само по себе, а лишь тогда, когда какой-нибудь житель Серединной Империи оказывается в Мариинском театре. Тут он начинает показывать всем свой коммуникатор, на который, к тому же, непрерывно звонят китайцы. Сам желтокожий зритель при этом умудряется снимать, снимать, снимать – и мяукающим голосом оповещать многочисленных родственников о чем-то непонятном. Короче, к моменту завершения переговоров с Дальним Востоком «Лебединое озеро» как раз и завершается. А пока…


Анастасия Лукина, встреча с которой привела полчища врагов в Питер
Говорит ПекинCollapse )
Кто-то отправляется в Санкт-Петербург за белыми ночами, кто-то – за европейской премьерой балета о Фриде Кало, а кое-кто – ни за тем, ни за другим не гонится. Или лучше: приезжает за немногим отовсюду: от белых ночей – за сентиментальностью, от балета – за бездуховностью. Короче, ожидающие, что разговор пойдет о хореографе Смекалове, могут дальше не читать: молодому мужчине в данных записках не будет места, а вот двум молодым дамам – с избытком. Их зовут Виктория Терешкина и Анжелина Воронцова.



Занавес!Collapse )